О приходе
Брошюры
Вопросы священнику
Темы ответов по алфавиту
Архив ответов
На вопрос отвечает священник Александр Любимов
Вопрос 1985:


    Здравствуйте, о. Александр! Меня зовут П... (24 года). Как вы относитесь к прошедшему на днях саммиту религий мира? По-моему это чистой воды экуменизм, о котором предупреждали Святые Отцы. Латинские священники молятся вместе с православными мирянами. Митрополит Кирилл это одобряет, без одобрения Патриарха это мероприятие в Москве проводилось бы вряд ли, да еще с участием РПЦ. Также настораживает лояльное отношение к иудеям!!! Когда же на Руси такое было? Что дальше? Уступки в православном вероучении, отход от истинной веры в пользу мировой сатанизации мира. Жиды этому только рады, да и правительство РФ этому потакает! Как поступать в случае, если произойдет изъятие чего-либо из истинно православного вероучения, сокращения богослужений, изменения текстов молитв и введения новых (как у латинян изменения "Символа Веры" и, по-моему, "Отче наш..." и введения молитвы о прощении перед иудеями)???

    Заранее благодарен! П...

    Спаси вас Господь!!!
 
Ответ:


Бог вас благословит, П...!

Беда нашего времени в том, что мы смешиваем политику и веру. Их нельзя смешивать. Но и отделить веру от реальной жизни невозможно. Поэтому, не смешивая веру ни с какими политическими проблемами, каждый верующий человек, и вся Церковь в целом, всегда служит людям в их земных нуждах. Такое служение естественно вытекает из нашей веры.

В частности, для содействия решению некоторых политических задач, очевидно, был организован и упоминаемый вами саммит. Собственно к вере и религиозным проблемам он никакого отношения не имеет, и был всего лишь призван помочь в борьбе с глобализмом. В этом плане саммит, по-видимому, сыграл свою роль, как вклад в борьбу против духовной, экономической, и даже военной агрессии, уничтожающей традиционную жизнь и веру народов. Я думаю, что ничего плохого нет в том, что русская Церковь, сколько это возможно, содействует реализации национальных интересов России в области внешней политики. Такая деятельность на благо своего народа вполне в традиции православия.

Однако её нельзя путать с духовным служением Церкви – молитвой, совершением святых Таинств, и окормлением верующих. Путаница эта, собственно, и приводит к искушениям. Так и ваше искушение возникло из-за того, что вы приписали общественно-политическому мероприятию вероучительный смысл. Саммит – это «чистой воды экуменизм», пишете вы. Однако экуменизм по определению может возникнуть лишь там, где обсуждаются вероучительные проблемы. Здесь же проблем веры никто не касался, и обсуждались лишь вопросы международной политики. Надо сказать, что в своём вопросе вы не упоминаете и пол словом о том, что, собственно, говорилось на саммите. Я даже подозреваю, что вы об этом и не знаете. Потому что знали бы вы, о чем на нём говорилось, те выводы, которые вы делаете, вам самому показались бы смешными.

По-видимому, вас могло огорчить лишь посещение официальными лицами Ватикана православного храма. Эти чувства можно понять, поскольку Ватикан находится в состоянии непримиримой борьбы с православной Церковью. Но к экуменизму и это не имеет никакого отношения. Ведь и мы, православные миряне и священники, тоже посещаем католические храмы, скажем, в Риме, или в Бари, где находятся великие святыни христианской Церкви. Надо сказать, что католики и вообще не участвуют в экуменическом движении. Вероучительные проблемы их интересуют мало, и для них существует только один «экуменизм» - политическое подчинение всех церквей Папе.

Далее вы пишете, что вас настораживает лояльное отношение к Иудеям. Но лояльным или не лояльным по отношению к Иудеям можно быть только в общественно-политической жизни. В Церкви же нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос (Кол.3:11). В Церкви существует другое противопоставление - уверовавшие в Христа евреи, во главе с Божией Матерью и Святыми Апостолами, противопоставляются тем, кто Его отверг. Поэтому с точки зрения веры какой-то общей «лояльности» или «нелояльности» по отношению ко всем Иудеям вообще не может быть. Надо сказать, что само слово «лояльность» заимствовано из того самого либерального лексикона, против которого и собирался саммит, о котором вы пишете. К описанию же истин веры либеральные демократические ценности подходят не лучше, чем к корове седло. Мы можем сказать, например, что мы верим в Христа, верны Его Церкви, и отвергаем заблуждения католиков. Но невозможно говорить, что мы лояльны Христу и Его Церкви, и нелояльны к крестовым походам, или захвату католиками православных храмов на Украине.

В последние годы многим в России становится понятно, какую участь под лозунгами либерализма уготовал нам т.н. цивилизованный мир. Однако военный потенциал России не позволяет сейчас затевать у нас гуманитарную катастрофу с бомбардировками, и война идет не столько в окопах, сколько в умах людей. Ведется она больше в сложных дипломатических переговорах и средствах массовой пропаганды. Поэтому, если в XIV веке прп. Сергий благословлял Дмитрия Донского на битву, и посылал ему в помощь Пересвета и Ослябю, то сегодня святейший Патриарх благословляет саммит представителей традиционных религий, ибо западные либеральные ценности, перетолкованные определенным образом, могут разорить страну гораздо сильнее, чем древние татары. Но еще раз хочется сказать, что речь на подобных мероприятиях идет не о вере, а о проблемах государственной жизни.

Ваши же страхи относительно изъятия чего-либо из православного вероучения, сокращения богослужений, изменения текстов молитв, и введения новых ни к саммиту, ни к политике вообще, никакого отношения не имеют. «Изъять» что-либо из православного учения – это и вообще вещь невозможная, а тем более, на таком политическом шоу, как саммит. Я никогда не слышал об идее такого изъятия, и, честно говоря, думаю, что вы тоже. Что конкретно предлагается изъять, и кто это предлагает? Воцерковленному человеку никогда не придет в голову менять что-либо в учении Церкви, и даже её враги не предлагают нам этого. Грозит нам в последние времена нечто другое: потеря веры. Хотя вероучение и останется таким, как есть, и храмы будут стоять с позолоченными куполами, и даже государство будет «лояльно» к Церкви – только вместо веры может остаться лишь суеверия и политика. Именно они могут подменить собой традицию Церкви. Это, действительно, происходит сейчас, вместе с «изменением текстов молитв и введением новых», как вы пишете. Но исходит это не от Патриарха, и тем более не от саммитов, а от нашей политизированности, гордости и невежества. Так, изобретаются, например, новые молитвы о спасении от своего правительства, самостоятельно прославляются новые иконы, и новые святые, – от Распутина и Иоанна Грозного, до академика Сахарова и о. Александра Меня. При этом рассуждают о традиции, но она представляется современному человеку не более чем набор формальных правил.

Однако на самом деле традиция Церкви представляет собой нечто гораздо более глубокое и сложное. Например, вас страшит сокращение богослужений. Но так можно было бы сказать о концертной программе, или, скажем, о повестке дня партийного съезда. К традиции же православного богослужения столь упрощенный подход совершенно неприменим. Традиция богослужения бесконечно богата, она жила и развивалась в разные времена у разных народов, принявших православную веру. Также и в наше время она не представляет собой чего-то мертвого и формального. Типикон, принятый сегодня у нас в богослужебной практике, действительно, не только повсеместно сокращается, но многие вошедшие в жизнь Церкви традиции формально ему совсем не соответствуют. Вы можете посмотреть, например, о помазывании маслом на полиелее в ответе на вопрос 1554. В одной из лучших дореволюционных книг о богослужебном уставе Василий Розанов, описывая начало всенощного бдения, говорит: «Начало всенощного бдения мы изложили в том порядке, какой указан во 2 гл. Типикона и в Октоихе … По установившейся же практике….описанная часть всенощного бдения совершается таким образом: …». На следующей странице мы читаем еще: «В издании Киево-Печерской лавры начало всенощного бдения описывается таким образом: …». Как же тогда служить, ничего не изменяя и не опуская?

В «Толковом Типиконе» профессора Киевской Духовной Академии Михаила Скабаллановича описывается уникальный опыт, , «вероятно первый и единственный в России», предпринятый в Киевской духовной Академии еще до революции. Он состоял ни много ни мало в том, чтобы отслужить всенощную точно по Типикону. Описание это изобилует поистине умилительными фразами, например: «Мысль о такой всенощной зародилась еще два года назад одновременно у двух профессоров Академии…», «Осуществление этого намерения потребует расхода минимум 300 рублей … и не менее двух месяцев подготовки», «Когда упомянутые профессора поделились этими мечтами …с еп. Гавриилом (Чепуром), он упрекнул их в наивности и сказал, что это будет стоить 3000 рублей и 2 лет подготовки», - и проч. Оканчивается описание этой всенощной, длившейся около 8 часов, такими умилительными словами: «Трудно передать словами, что чувствовали слушатели этой службы… Насколько необычно всё было в ней, показывает следующее обстоятельство. Два руководителя службы (профессора) могущие прочитать наизусть всю 2 главу Типикона, … теряли голову и должны были проверять друг другом себя – это ли следует далее. Большинство … решило на следующий день, что они в течение всенощной были как бы пьяные». Вот такое это событие – отслужить всенощную по Типикону.

Однажды я приехал с двумя кандидатами на рукоположение в священный сан к духовнику епархии, священнику очень почтенных лет, который с малолетства участвовал в богослужении, и мог, например, по памяти читать паремии на всенощной. Он спросил меня: знают ли они Устав? Я вынужден был ответить, что не могу так сказать. А ты знаешь? - спросил он. И я не знаю, - должен был ответить я. И я не знаю, - вздохнул он.

Человек, который имеет представление о традиции Церкви и Уставе, по-другому, очевидно, сказать и не может. Поэтому я думаю, что самым правильным для нас, новоначальных, было бы со смирением вникать в традицию и учение Церкви, избегая всяких политических около церковных страстей. Иначе мы окажемся в очень глупом положении, и будем приносить лишь зло и Церкви, и России, и своей душе.

ЗАПАД(НЫЙ МИР) - Либеральные (демократические) ценности, ТРАДИЦИЯ (ИИ) - Отношение к традиции, УСТАВ - Богослужебный, ЦЕРКОВЬ - И общественно-политические проблемы, ЭКУМЕНИЗМ, ТРАДИЦИЯ (ИИ) - Церкви