О приходе
Брошюры
Вопросы священнику
Темы ответов по алфавиту
Архив ответов
На вопрос отвечает священник Александр Любимов
Вопрос 2148:


    Хотел бы задать вопрос, но как-то кратко и просто сформулировать не получается.
    Все-таки попробую. Извините за тяжеловесность формулировок.
    Какой смысл имеет освящение священнослужителем, назовем это так, "мирских процессов"?
    Лучше поясню на примерах. Освящение офиса. Освящение завода. Освящение строительства дома. Ведь освящение - это не просто какой-то магический обряд!
    Мое понимание освящения: Церковь берет нравственное обязательство участвовать своей святостью в этом процессе. Это как бы аналогично тому, как крестные родители берут на себя нравственную обязанность воспитывать своего восприемника в страхе Божием.
    Имеет ли нравственную обязанность священнослужитель, проводящий обряд освящения, в случае недостоинства руководителей "освящаемого объекта" попытаться исправить эту ситуацию, хотя бы публично призывая к покаянию и исправлению, раскрывая отношение Церковь к этому?
    Почему я задаю такой вопрос? В течение длительного периода времени одна крупная финансовая организация собирала деньги со своих вкладчиков, обещая построить им жилье (то есть попросту продавала квартиры в строящихся домах). Государственная власть и чиновники активно принимали участие в рекламе этой компании по всей России. Священнослужители освящали стройки. А потом все прекратилось. Многие люди стали бомжами. Должна ли Церковь возвысить голос свой и вступиться за обманутых недобросовестной фирмой и государством людей и нести нелегкое социальное служение, обличать социальную неправду, как это делали еще ветхозаветные пророки и святые люди более близких нам эпох (такие как, например, митрополит Филипп Московский) или быть просто молчаливым придатком государства?
    Я скорее не "о вине" говорю, а "о совершенстве" (ср. разговор Христа с молодым фарисеем о соблюдении заповедей и Его слова: "Раздай имущество").
    То есть должен ли (я имею в виду именно глубинный нравственный долг, долг перед всеми) священнослужитель, должна ли Церковь публично объявить свою оценку происходящего, свое отношение к совершающемуся? И, может быть, как-то сопереживать с пострадавшими.
    Вот в чем заключается мой вопрос.
    Спасибо.

 
Ответ:


Смысл, который вкладывается в освящение заводов и офисов, действительно, нередко бывает далек от христианства. Как святыня освящается только храм. Еще существует чин освящения дома или квартиры, который благословляет в ней жизнь и молитву верующей семьи, - ибо семья является малой церковью. Чинов для освящения других помещений не существует. Я не слышал, чтобы даже в те времена, когда Россия жила православной верой, благочестивые купцы освящали, например, свои лавки, или конторы. Хотя, конечно, всякое могло быть. В наше время, однако, смысл таких освящений стал совсем непонятен. Сами подумайте, что такое, например, офис, или магазин. Туда приходят разные люди, причем в наше время в большинстве своём неверующие, или иноверцы, а иногда и сектанты, вплоть до сатанистов, - и занимаются своими делами, совсем далёкими от веры, а то и прямо греховными. Какой смысл можно вложить в освящение подобных помещений? Только суеверный, или магический.

Однако благословение строительства, или начала важного дела, вполне соответствует традиции Церкви. В Требнике существует молитва, читаемая при начале строительства дома. Также существует и молебен «о призывании помощи Святаго Духа перед началом всякого доброго дела». Но условием этого благословения является вера. Люди, которые испрашивают благословения для строительства, или другого доброго дела, должны быть верующими, а дело добрым. Но как можно судить о вере и благих намерениях человека? Если человек ходит в храм, исповедается и причащается Святых таин, то священник его знает, и может неформально подойти к его проблемам. Но нередко по поводу освящения и благословения обращаются люди далёкие от храма. О том, чем они живут, и что затевают, священник не знает совсем. Вот, человек говорит, например, что хочет строить дом. Что в этом плохого? А оказывается, что он всего лишь хотел обмануть вкладчиков. Конечно, благословлять неизвестных людей на их непонятные дела Церковь не должна. Но в жизни бывает всё сложнее. Каждый идет своим путем к Богу, и отказывать искреннему человеку, который хочет благословения Божия над своим делом, иногда бывает совсем неправильно. Если Церковь просто формально отгородится от всех, кто не ходит в храм и не исполняет обрядов, то превратится в секту. В традиции Церкви мы обретаем совсем другое отношение к людям. Церковь всегда служила своему народу, даже вполне осознавая, что большая его часть далека от понимания веры. Бездушный подход к людям: если ты в храм не ходишь, то и разговаривать нам не о чем – не несёт в себе ничего христианского. Видимая отдаленность от веры людей совсем не обязательно означает, что они совсем ей чужды, и никогда к ней не придут. Поэтому задача Церкви состоит в том, чтобы помочь человеку на пути к вере, а не в том, чтобы его оттолкнуть. Мало того, подобно наёмникам одиннадцатого часа из евангельской притчи, люди, которые сегодня кажутся далёкими от Церкви, вполне могут опередить нас в Царствии Божием, как и предупреждает об этом Евангелие: Так будут последние первыми, и первые последними (Матф.20:16). Поэтому если мы будем думать, что только мы обладаем верой, а народ невежда в законе, проклят он (Иоан.7:49), то всего лишь уподобимся древним фарисеям. Надо сказать, что фарисейский подход не страхует и от тех проблем, о которых вы спрашиваете в своём вопросе. Ибо совсем нередко бывает, что человек и ходит в Церковь, и формальные требования выполняет, но в своей практической деятельности следует тем же волчьим законам, что и весь остальной мир.

Что остаётся делать? Вся надежда, очевидно, должна быть возложена на правильное духовное рассуждение священника, который в своей деятельности может еще и посоветоваться, или получить благословение у священноначалия, - что в какой-то мере может помочь избежать ошибок. Если же плоды освящения мирских процессов, как вы написали, всё-таки оказываются плачевны – то это всегда остаётся на его совести. Поэтому мы, священники, должны избегать формального подхода к освящениям и благословениям, и стараться не освящать такие дела, которые никак не могут иметь благословения у Бога. Решение надо принимать именно на этой стадии. Оно, как и вы написали, действительно подобно решению стать крестным. Ведь крестный в первую очередь поручается за родителей крещаемого в том, что они пришли в храм не из суеверия, или, например, моды, но являются действительно верующими людьми, и хотят воспитать своего ребенка в православной вере. Воспитывают же детей, конечно, родители. Крестные в наше время нередко поступают наоборот: становятся восприемниками у детей неверующих родителей, а потом пытаются воспитывать чужих детей в вере. Но это чаще всего кроме искушений ничего не приносит. Также и с освящением «процессов» - надо сначала убедиться, что они благие, и только тогда их освящать. Если же мы будем освящать сомнительные деяния неверующих людей, то никак не сможем брать на себя нравственные обязательства участвовать в этих процессах святостью Церкви. Обличать Церковь может только людей верующих, которые являются её членами. Так делали и русские святители, в частности, и упомянутый вами митрополит Филипп, которые обличали общественное зло, и самого Царя, потому что в те времена вся Россия была православной. Сегодня времена другие. Однако если человек обращается к Церкви за освящением и благословением, то он сам причисляет себя к верующим. Поэтому у священника возникает и право и обязанность обличать зло в его делах, как и вы пишете в своём вопросе. Но думать об этом надо бы заранее, ибо если никакой веры нет, то обличить будет невозможно. Церковь ведь может обращаться только к совести человека. Если же человек слушать свою совесть не хочет, то даже в описанном вами случае с обманутыми вкладчиками он вполне может сказать, что совсем не хотел никого обманывать, а просто случилось ряд обстоятельств, и дела у фирмы пошли плохо. Так все всегда и говорят. Доказывать же юридическую вину, и на этом основании осуждать людей, Церковь не может. Кто поставил Меня судить или делить вас? - сказал Христос человеку, который просил Его восстановить справедливость в деле раздела имения с братом. (Лук.12:14). Этими словами Господь указывает ему на то, что Он благовествует ему спасение и Царство Божие, – вопросы же владения собственностью находятся в компетенции государства и суда.

Еще дальше от христианства стоит идея осуждать государство. В наше время она просто теряет всякий смысл, ведь обманывает и ворует не государство, а люди. Идея сваливать всё на общественно-экономическую систему, и бороться с ней, уже принесла нам много бед в прошлом столетии, и очень хотелось бы оставить её там, - а сейчас постараться посмотреть на свои проблемы более трезвым взглядом. Ведь если мы останемся такими же, то при любой системе будем жить так же, как живём. Еще не так давно все беды валили на социализм и коррумпированную партийную систему. Теперь её разрушили, вместе со страной. Но те же самые люди перешли в новую систему, и коррупции стало еще больше. Также и идею навести порядок с помощью репрессий мы уже проходили, но тоже забыли, к чему она привела. Поэтому лучше бы нам не возмущаться системой, а посмотреть на себя. Ведь даже и само осуждение олигархов, чиновников, или мошенников, доносится только со стороны тех, кто на них обижен, борется с ними за власть, или просто завидует. Но если кому-то удаётся присоединиться к разделу пирога, то в голове у него всё меняется. Хотя на самом деле, конечно, никаких перемен не происходит, ибо изначально все рассуждают одинаково. Скажем, те, кто пострадал от финансовых пирамид, на самом деле хотели того же самого, что и их создатели: сделать деньги из ничего. Конечно, есть и искренние, и даже верующие люди, к которым, я думаю, относитесь и вы. Но погоды они не делают. Поэтому с христианской точки зрения существует только один путь - путь покаяния в своих грехах, и веры. Этот путь не только приносит настоящее благо каждому человеку, но может способствовать и оздоровлению всей нашей жизни.

Тем же, кто творил заведомое зло, вера даёт путь исправить соделанное. Примером такого обращения является евангельское повествование о начальнике мытарей по имени Закхей. Мытари, т. е. сборщики налогов в пользу римской власти, творили множество беззаконий, и наживали богатство за счет беззащитных людей. Закхей же был еще и старшим мытарем, и человеком богатым. Здесь надо обратить внимание на удивительное для нас отношение к нему Христа. Вместо того чтобы показать на него пальцем и обличить, как предлагаете вы в своём вопросе, Он идет к Закхею в гости. Не выражает Христос и публичного сочувствия обиженным, - хотя любой политик на его месте не упустил бы это сделать. Именно этого ждёт мир и от Церкви, - так же и вы предлагаете этот вариант в своём вопросе. Однако Христос думает только о спасении человека. Он, как уже говорилось, зашел в дом Закхея, не смотря та то, что все, видя (это), начали роптать, и говорили, что Он зашел к грешному человеку (Лук.19:7). Фарисеи и вообще постоянно недоумевали по этому поводу на поведение Христа. Для чего Учитель ваш ест и пьет с мытарями и грешниками? – спрашивали они Его учеников (Матф.9:11), и даже выносили Ему свой приговор: Вот человек, который любит есть и пить вино, друг мытарям и грешникам (Лук.7:34). Удивительным образом, именно так обычно ругают и современных священников. Однако дерево познаётся по плодам, и именно за плоды своей деятельности, как уже говорилось, все мы несем ответственность перед Богом и людьми.

Плоды нашей священнической деятельности, к сожалению, бывают разные, и за них, как уже говорилось, каждый из нас даст ответ перед Богом. Плоды же того, что сделал Христос, были такие: Закхей же, став, сказал Господу: Господи! половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо (Лук.19:8). Это и есть настоящий плод веры, которая не только спасает грешника, - но и пострадавшие от беззаконий бывают утешены. Именно в нём и заключается та правда, то сочувствие к людям, и то спасение, которое открывает нам Евангелие. Их нельзя подменить ни освящением мирских процессов, ни публичным обличением мошенников, ни выражением сочувствия пострадавшим. Здесь дело совсем не в совершенстве или несовершенстве священников, или вообще верующих людей. Мы можем быть очень далеки от совершенства, что, к сожалению, вполне соответствует реальности, - но другого православного понимания пути спасения не существует. Альтернативой ему является тот широкий путь, которым идет весь неверующий мир. Понятно, что все, идущие им, постоянно обличают, сочувствуют, и даже «освящают» своим присутствием многие мирские процессы. Особенно обостряется стремление к такой деятельности в периоды предвыборных компаний. Но Церковь совсем не должна жить по законам этого мира, ибо её задача – не повышать свои рейтинги, а спасать людей. Как только она уклоняется от этой цели, и начинает пытаться приобрести авторитет общепринятыми способами, настоящий авторитет и Церкви, и православной веры, резко падает. Если проанализировать: что более всего сегодня смущает людей в Церкви, и за что её более всего ругают и критикуют? - то окажется, что именно за попытки отойти от Христа, и жить по общепринятым нормам мирской жизни. Православная же атрибутика в этом случае вызывает только ругань и насмешки.

Поэтому на ваш вопрос, в котором, как я думаю, звучит искреннее беспокойство по поводу определённых явлений в современной церковной жизни, ответить можно только так: надо нам более внимательно относиться к своей деятельности, и стараться исправлять её в соответствии с истинной святоотеческой традицией Церкви. Только тогда поднятые вами проблемы будут решаться.

ОБЛИЧЕНИЕ, ОСВЯЩЕНИЕ - Жилья, ЦЕРКОВЬ - И общественно-политические проблемы, ОСВЯЩЕНИЕ - Офисов, магазинов и проч., БЛАГОСЛОВЕНИЕ - Строительства и других начинаний