О приходе
Брошюры
Вопросы священнику
Темы ответов по алфавиту
Архив ответов
На вопрос отвечает священник Александр Любимов
Вопрос 3520:


    Здравствуйте!
    В христианстве практикуется постоянное вспоминание своих грехов. К примеру, если в молитвах упоминается душа, то она, как правило, награждается негативными эпитетами, утверждающими ее греховность, ничтожность, неразумность. Не ведет ли это в последствии к низкой самооценке человека, потери уважения к себе самому, что, по моим наблюдениям, можно встретить часто у церковных людей? Спасибо.

 
Ответ:


С внешней точки зрения, которая отражена и в светских науках (например, психологии), - это действительно представляется так. Однако христианство открывает нам более глубокий взгляд на человека. Оно описывает человека таким, каким он был создан, и объясняет его реальное состояние сегодня. Создан человек был бессмертным, по образу и подобию Божию. Однако грехопадение лишило его бессмертия. Человек потерял общение с Богом, и поработился своим страстям. Страсти, а вместе с ними грех, настолько глубоко вошли в жизнь падшего человека, что стали как бы самой его жизнью. Поэтому Иисус говорит: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною (Матф.16:24). Отвергнуть, конечно, надо грех. Однако отвергнуть его для нас в каком-то смысле стало означать – отвергнуться себя. Смысл этого отвержения себя, и несения своего креста, понятен только для верующего человека, который видит свои грехи, и обратился к покаянию. С внешней же стороны, действительно, может показаться, что это просто следствие низкой самооценки или неуважения к себе. Однако отвергается и, если хотите, не уважается здесь не сама природа человека, и не его личность, а, наоборот, то, что эту природу искажает и унижает – т. е. грех. Самого же человека покаяние возводит на настоящую высоту, как венец творения Божия, Его образ и подобие. Это, по-видимому, и отражено в молитвах, о которых упоминаете вы. Речь в них идет, конечно, о негативном отношении, если говорить в этой терминологии, именно к греху, и к себе, как носителю греха. Более того, такое покаяние становится возможным именно только в том случае, если человек действительно уважает себя. Только с этой позиции он может видеть свои грехи, и каяться в них. Если же он себя не уважает, как образ и подобие Божие, то и каяться не может. Неверующие люди иногда прямо так и говорят, что грехов у них нет. Однако это является лишь следствием очень низких критериев по отношению к себе, и нежелания прислушаться к своей истинной нравственной природе, которая говорит нам через совесть, - т. е., говоря вашими словами, следствием низкой самооценки и потери уважения к себе.

Вера же и жизнь в заповедях Божиих открывают человеку путь к его истинному достоинству, выше которого нет ничего в сотворенном мире. Большего уважения к себе человек просто в принципе не может иметь. При этом оно совсем не противоречит смирению, и покаянию в своих грехах. Такой человек может великодушно прощать личные обиды, или, например, жертвуя всем, служить Родине, - но не заботиться о карьере или наградах. Если гордость всегда ищет внешнее выражение, и окружает себя соответствующими атрибутами, а слабости и грехи прячет, то истинное уважение к себе, наоборот, внешне бывает как бы малозаметным, ибо оно скрывается за смирением и покаянием в своих грехах.

Настоящего уважения к себе падший человеческий род, как правило, не имеет, и подменяет его страстями, первой из которых, как раз, и является гордость. На этом уровне он может только противопоставлять уважение к себе и низкую самооценку. Положим, человек живет, как ему кажется, хорошо, и делает добрые дела. Если ему сказать, что он имеет грехи, и должен смиряться, он поймет это как неуважение к себе. С точки зрения страстей существуют только две альтернативы: или уважать себя и иметь соответствующую самооценку, или не уважать, и иметь самооценку заниженную. Естественная психология, да и сама жизнь, корректируют только соотношение того и другого. Например, когда человек начинает думать о себе слишком высоко, ему можно посоветовать быть скромнее. Если же он перестаёт уважать себя, и даже иногда приобретает т. н. комплексы неполноценности, то ему советуется, наоборот, видеть больше своих достоинств, и преодолевать неуважение к себе, как слабость. В этой плоскости задаёте вопрос и вы. Однако с христианской точки зрения дело совсем не в пропорции уважения к себе и смирения. Христианство призывает человека абсолютно уважать себя, как образ и подобие Божие, и одновременно глубоко смиряться, когда речь идет о его страстях и грехах. В этом случае, как уже говорилось уважение к себе и смирение совсем не противоречат друг другу.

В жизни, впрочем, мы обычно не встречаем ни абсолютно правильного христианского понимания себя, ни чисто бездуховной жизни по своим страстям. Верующие люди тоже подвержены страстям, хотя и борются с ними. Нередко мы что-то недопонимаем, или по своим человеческим слабостям подпадаем той или иной страсти – например, раздражению, человекоугодию, или тщеславию. Бывает, что верующий человек ложно понимает смирение, - поэтому ваше наблюдение относительно низкой самооценки или неуважения к себе у верующих людей может иметь некоторые реальные основания. Но это всегда является отклонением от святоотеческого учения Церкви – вследствие человеческих слабостей, или неправильного понимания христианской веры.

Также и нецерковные люди, как правило, имеют всё-таки некоторое внутреннее представление о гордости и смирении, которое в иных ситуациях позволяет им поступать относительно здраво, в чем-то сдерживать свою гордыню, и при этом не терять уважения к себе.

Однако путь к настоящей гармонии с самим собой, которая основывается и на уважении к себе, и на смирении, открывает только святоотеческое учение христианской Церкви.