О приходе
Брошюры
Вопросы священнику
Темы ответов по алфавиту
Архив ответов
На вопрос отвечает священник Александр Любимов
Вопрос 1363:


    Сегодня по дороге на работу произошла такая ситуация, которая привела меня к размышлению, правильно ли я поступил. Ко мне подошел мужчина не бомжеватого вида и попросил 1 рубль, которого ему не хватает, чтобы опохмелиться (всё, умирает, сердце останавливается, и т.д.). Я ему дал рубль, но тут же подумал, правильно ли я поступил: ведь не на хлеб же и не на дорогу (ведь он сам честно признался, что на алкоголь). Как с христианской точки зрения реагировать на такие просьбы в дальнейшем, чтобы и самому на ровном месте греха не набраться. Ведь человек мучается, просит помощи, но с другой стороны на такое дело...

 
Ответ:


Действительно, часто мы не знаем, как можно помочь человеку, и не уверены, принесёт ли наша помощь ему добро. Основной причиной этому, очевидно, является отсутствие у нас определенного понятия о том, что такое добро.

Истинным источником блага является один только Бог (Матф.19:17). В себе же самих мы можем найти лишь стремление к добру, источника же добра, который мог бы дать ему реальность и силу, в нашей душе на самом деле нет. Я есть лоза, а вы ветви, - говорит об этом Христос, - кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего (Иоан.15:5).

Человеку невоцерковленному это непонятно. Он может иметь, как уже говорилось, некоторое стремление к добру в своей душе, но истинного источника добра не знает. Поэтому он вынужден основывать своё стремление к добру на том, чем живет в этом мире - на своих страстях. При этом выходит, что, с одной стороны, он вроде бы творит добро, а с другой, и сам, как правило, чувствует, что добро это как бы не настоящее. Такому человеку, как правило, бывает необходимо подтверждение его добра, и если за свои добрые дела он не получает должной благодарности, то обижается и ропщет. Истинное добро свидетельствует само за себя в нашем сердце, и не требует никакой другой благодарности. Её требует лишь наше тщеславие, или другие страсти. Но этим они только свидетельствуют об условности нашего добра. Похвалы окрадывают человека, и если он действительно творит добро, то старается их избежать. Искренний человек обычно так и поступает, однако неудовлетворенность и смущение в сердце всё равно нередко свидетельствуют, что без Христа истинное добро творить он не может.

Этот признак - мир в душе - является основным и главным в определении добра и зла в наших делах и поступках. Его приносит лишь настоящее добро, и жизнь по заповедям Божиим. Поэтому и помогать людям можно только тогда, когда сердце радуется добру. Если же оно смущается, значит, добро наше, скорее всего, является самообманом. Лишь доброхотно дающего (без сомнений и смущений в сердце) любит Бог, - говорит Священное Писание (2Кор.9:7).

В XX веке мы пережили трагедию общего отпадения от веры и от духовной традиции христианства, которые давали смысл русской жизни, и открывали путь к настоящему добру. Беда не в том или ином политическом устройстве общества, - отпадение от веры произошло внутри нас. Поэтому и сегодня, хотя от внешнего государственного атеизма мы освободились, узкий путь веры и настоящего добра чаще всего остается нам непонятен, и лишь немногие находят его (Матф.7:14).

Наше ложное понимание добра породило, в частности, и то явление, с которым столкнулись вы. Оно, конечно, было всегда и везде, но расцвело у нас пышным цветом лишь сегодня. В нормальной общественной жизни существовали нравственные устои и традиции, многие из которых, перешли и в советское общество. При социализме с тунеядством боролись правоохранительные органы, и жить попрошайничеством было не только стыдно, но и невозможно. Сегодня же ничего не сдерживает извечное стремление падшего человека жить за счет других – ни внутренние духовные основания жизни, ни внешние законы. Множество бомжей, мошенников, уличных попрошаек, как правило, ничего общего не имеют с теми нищими и нуждающимися людьми, помощь которым есть святой долг каждого человека. Действительно нуждающиеся люди чаще всего стыдятся что-то просить. Профессиональные же вымогатели очень хорошо научились пользоваться нашими слабостями, и не стесняются это делать.

Ложное понимание добра ведет к извращенному пониманию жалости. Жалость понимается лишь как потакание слабостям и порокам человека. Однако христианское понимание добра совсем иное. Жалеть нужно любого человека, в том числе и грешного, и страдающего с похмелья. Но жалость далеко не обязательно выражается в том, чтобы потакать его грехам. Ведь если мы создадим условия, которые позволят человеку пить и не работать, то погубим его. Поэтому пожалеть и помочь в данном случае отнюдь не обязательно значит: дать денег на пиво. Помощь может заключаться и в том, чтобы, наоборот, поступить с ним строго. Речь здесь идет о настоящем добре, которое начинается с отвержения зла. Если кто не хочет трудиться, тот и не ешь, - говорит о тунеядстве апостол Павел (2Фесс.3:10).

Имея свободу, человек должен нести и ответственность за свою жизнь. Не хочешь трудиться - не трудись. Но и не выпрашивай тогда на пиво для опохмелки. Если же человек не будет трудиться, но всегда иметь пиво, то зачем ему что-то менять в своей жизни? Однако никакого блага он в этом иметь не будет. Труд абсолютно необходим человеку. Он не только удовлетворяет его материальные потребности, но, главное, нужен для правильной духовной жизни. В похотех есть всяк праздный, - говорит Соломон в книге Притч (Прит.13:4). В какой-то степени труд регулирует даже отношение к алкоголю: хочешь выпить - надо на это заработать. А чтобы заработать, придется каждый день с утра вставать, и бодро идти на работу. Если же пьянство привело к тому, что даже заработать на жизнь человек не может, то придется не опохмеляться.

Сейчас мы в какой-то степени, очевидно, еще пожинаем плоды отношения к труду, которое сложилось при социализме, когда можно было пить и «работать» - приходить на работу пьяным, опохмеляться, прогуливать, - и даже если человека увольняли за это с работы, он всего лишь устраивался на другую. Особенно болезненным пьянство было в деревнях, где уволить человека было уже некуда, и в последние годы советской власти уже практически не было методов исправления ситуации, не смотря на все антиалкогольные компании «сверху». Хотелось бы верить, что развивающаяся экономика приведет к тому, что человек будет ценить работу, и поэтому приходить туда трезвым. Это само по себе, как уже говорилось, в значительной мере может изменить отношение к алкоголю.

С какой стороны ни посмотри на ситуацию, подобную описанной вами, почти наверняка придешь к выводу, что давать деньги было бы не добром, а злом. Если человек действительно случайно попал в такое положение, то возникает вопрос: почему он не может занять денег нормальным путем? Неужели у него совсем нет родных, близких, друзей, коллег по работе, соседей, к которым можно было бы обратиться? С другой стороны, для того, чтобы просить подаяние на улице, нужен немалый цинизм. Совестливый человек не пойдет на это даже в крайней нужде.

Однако надо сказать, что любые рассуждения, какими бы правильными они ни были, никогда не могут дать формального правила, приложимого ко всем случаям жизни. Перед нами ведь всегда живой человек, страдающий, и часто действительно нуждающийся в помощи. Поэтому в подобных случаях мы всегда испытываем некоторое как бы душевное мучение, ибо почти никогда не знаем, что хочет от нас Господь. В описанном вами случае можно было бы остановиться, и попытаться действительно выяснить, что с человеком случилось, и чем ему можно по существу помочь. Может быть, например, вместо того, чтобы давать рубль на пиво, надо было бы помочь ему устроиться на работу. Такая попытка привела бы, по крайней мере, к тому, чтобы вы поняли, с кем имеете дело. Ибо чаще всего становится очевидно, что ничего менять в своей жизни человек не хочет, и попрошайничество его вполне удовлетворяет.

Однако, по большому счету, для того, чтобы поступать по воле Божией, нужно нам самим иметь действительно чистое сердце, и благодатный дар любви к Богу и людям. Поэтому путь к решению всех противоречий и настоящему добру лежит только через покаяние и очищение своего сердца от страстей. Лишь по мере того, как мы сами будем приближаться к Богу, мы сможем творить настоящее добро. Именно этот путь и открывает перед человеком святоотеческая традиция Православной Церкви. Надо только им идти – и тогда все наши неразрешимые проблемы будут постепенно решаться.

ВИНО - Проблема пьянства, МИЛОСТЫНЯ, НИЩИЕ, СТРАСТИ - Искажают представление о вере, добре и зле, ТРУД И СЛУЖЕНИЕ, ЧЕЛОВЕКОУГОДИЕ, ПОМОЩЬ - Попрошайничество и тунеядство