О приходе
Брошюры
Вопросы священнику
Темы ответов по алфавиту
Архив ответов
На вопрос отвечает священник Александр Любимов
Вопрос 872:


    Здравствуйте, батюшка! Благословите.
    Объясните, если это возможно, как отличить свои желания и мысли от понуждений промысла Божиего.

 
Ответ:


Бог вас благословит, О…!

Я не знаю, как можно спутать свои желания и Промысл Божий. Свои желания – это свои желания, а промысл Божий – это промысл Божий. Спутать их друг с другом никак невозможно, потому что желания принадлежат мне, и я их знаю, а промысл Божий принадлежит Богу, и как он действует в мире, падший человек сам по себе знать не может. Если же нам всё-таки удаётся их путать, то означать это может только одно – мы хотим обмануть сами себя. Получается так: хочется мне чего-то, и я начинаю гадать: моё это желание, или понуждение промысла Божиего. Как мне определить, хочу ли я того, что я хочу, или это промысл Божий меня понуждает, а сам я не хочу?

Надо сказать, что собственно Промысл Божий на наши желания воздействовать никак не может. Пути Промысла может открыть человеку Господь лишь в созерцании спасительного замысла Божия во всём, что происходит. Иногда говорят о действиях Промысла, но имеется в виду всегда действия самого Господа. Промысл же Божий нельзя понимать как личность или силу, и сам по себе действовать он не может. Говоря о Промысле Божием, мы подразумеваем тот спасительный смысл, который Господь сообщает всему, что происходит в мире.

Поэтому перед верующим человеком не стоит задача отличить Промысл Божий от своих желаний. Это, как уже говорилось, просто разные вещи. Задача же наша заключается в том, чтобы отличить в своих желаниях добро от зла. Гадания о том, сам ли я это хочу, или промысл Божий меня понуждает, бывают нужны человеку лишь тогда, когда различать добро и зло он не хочет. Так и в вашем вопросе, ни о каком различении добра и зла речь не идет. В нем поднимается лишь философская проблема происхождения собственных мыслей и желаний. Углубляясь в такие «умствования», как называют это Отцы, человек, как правило, не замечает, что находится в совершенно ложном состоянии, и кроме лицемерия ничего в его рассуждениях нет. Например, возможность греховных желаний при этом он не допускает совсем. Ведь если бы вы видели в своих желаниях хотя нечто греховное, то никак не могли бы заподозрить, что святой Промысл Божий вас к этому понуждает. Ибо только благие желания можно понимать, как внушенные Богом, и гадать, рождаются ли они в моём сердце, или здесь действует святой Промысл Божий.

Однако если человек отложит эти возвышенные рассуждения, и попробует посмотреть на свои желания в свете своей совести, то картина ему представится ровно обратная. Вот как, например, отражено христианское отношение к своим помыслам в вечерних молитвах: «отними от меня весь помысл лукавый видимого сего жития». Или в молитве Божией Матери: «Не попускай, Пречистая, воле моей совершаться, ибо она неугодна (Богу)». Поэтому и рассуждать верующий человек может только наоборот: не о том, сам ли я хочу добра, или промысл Божий меня к этому побуждает, а о том, сам ли я грешу, или к этому побуждает меня дьявол. Рассуждения же о своих добродетелях смысла не имеют. Если даже предположить, что мы чего-то благого хотим, или делаем, то с полной уверенностью можно сказать, что происходит это действием благодати Божией. Ибо сам Христос говорит: без Меня не можете делать ничего (Иоан.15:5). Если же мы творим зло, то, действительно, можно было бы рассуждать, самостоятельно ли мы его творим, или дьявол нас к этому побуждает. Однако и эти рассуждения практического значения в различении помыслов имеют мало. Дьявол ли мне внушает зло, или мои страсти, - реально это в любом случае остаётся моим злым желанием. Благие же желания именно в том и благи, что сочетаются с волей Божией, и Господь действует в них. Поэтому, как уже говорилось, остаётся нам только отличить благие желания от злых.

Для различения добра и зла в своих желаниях человеку дана совесть и заповеди Божии. О заповедях Божиих и о том, что говорит совесть, собственно, и надо рассуждать, когда мы хотим различить добро и зло. Иногда, впрочем, раньше всякого рассуждения сердце человека чувствует зло или добро в своих желаниях. Оно радуется и успокаивается, когда благое желание приходит от Господа, или скорбит и смущается, когда имеет дело с помыслами злыми. Поэтому благочестивые люди нередко могли сразу различить некоторые помыслы. Однако, не имея чистого сердца, мы можем сильно ошибаться, если доверимся своим смутным эмоциям. Поэтому для того, чтобы отличить добро от зла в своих помыслах, нам, бывает необходимо самым внимательным образом их исследовать.

Также бывают случаи, когда (может быть, за простоту и смирение человека) присутствие Господа в его жизни творит чудеса. Иногда благодатное откровение, данное человеку, понуждает его на тот или иной поступок. Но тогда он и не сомневается в том, что это сам Господь творит чудеса. А главное – со смирением понимает, что чудо – это всегда исключение из правил, и рассчитывать на него в своей практической жизни было бы крайне легкомысленно.

Различить добро и зло, как уже говорилось, можно только в своей совести. По одним внешним признакам сделать это невозможно. Например, легкость, или, наоборот, затруднения в осуществлении наших желаний, истолковать можно в разных случаях по-разному. В каком-то случае Господь благословляет благое начинание, а иногда и дьявол помогает легко осуществить задуманное зло. Мы даже молимся каждый день в утренних молитвах: «избави мя от дьявольского поспешения» (поспешение – помощь).

Христианство состоит в том, чтобы не обманывать себя, и действительно постараться различить добро и зло в своих желаниях и делах. Только это позволяет человеку обратиться к покаянию и вере. Тогда можно сказать, что сердце его действительно отвергает зло, и обратилось к добру.

ВОЛЯ БОЖИЯ, ПОМЫСЛЫ - Различение помыслов, ПРОМЫСЛ БОЖИЙ, РАССУЖДЕНИЕ, СОВЕСТЬ