О приходе
Брошюры
Вопросы священнику
Темы ответов по алфавиту
Архив ответов
На вопрос отвечает священник Александр Любимов
Вопрос 844:


    Благословите, батюшка!
    С удивлением обнаружил, как жёстко Церковь осуждала курение, разговор такой, что это страшный грех, что это каждение бесам, что курящий не спасается и т. д., впрочем, чего же больше?
    Однако курение не стало помехой в канонизации последнего Царя, да и ответы священников, наших современников о курении, довольно сильно отличаются, от прежнего отношения Церкви к курению. Можно подумать, что это их личное мнение, которое не выражает мнение Церкви? Но, по-моему, все говорят примерно одинаково, а ведь было время, когда за это наказывали самым жестоким образом.
    Иногда и у меня возникает желание покурить, хоть это и болезнь, однако же для меня это можно сказать лишь привычка, можно усмотреть в этом лукавство, я понимаю, но попробуйте представить, что вот иногда, очень редко, возникает желание покурить, а потом и мысли такой нет, в общем, к тому я всё это говорю, что не являюсь зависимым.
    "Всё мне позволительно, но ничто не должно обладать мною"?
    Я бы хотел попросить вас, высказать какую-то определённую мысль, насчёт курения.
    Как вы сами думаете? Церковь?

 
Ответ:


Каких либо канонических правил Церкви относительно курения не существует. Само по себе это свидетельствует о том, что Церковь не рассматривает курение как грубый грех, требующий канонических прещений, и отношение к нему основывается на соображениях христианской аскетики, т.е. в каком-то смысле к курению действительно можно приложить слова апостола Павла: Все мне позволительно, но не все полезно (1Кор.6:12).

Понятно, что полезного в курении немного. Можно указать на вред для здоровья, причем не только своего, но и окружающих, а также, например, на опасность привыкания, когда курение становится удовлетворением некой страсти, или на то, что оно изначально не является существенной потребностью человека, и приносит лишь чувственное удовольствие, против чего предостерегает апостол: попечения о плоти не превращайте в похоти (Рим.13:14), - и пр. В этом смысле в курении надо каяться на исповеди, как и в прочих своих слабостях и грехах, которые, по слову Иоанна Богослова не к смерти (1Иоан.5:17), и могут быть уврачеваны покаянием и постепенным исправлением нашего сердца.

Принципиальное отношение Церкви к курению существенным образом измениться не может, хотя и в прошлые времена, и сегодня, действительно, звучит много односторонних и крайних точек зрения. Но происходит это не по причине изменения в учении и традиции Церкви, а лишь потому, что традицию эту мы далеко не всегда можем правильно понять, и здравое духовное рассуждение нередко подменяем своими субъективными мнениями и пристрастиями. Честно говоря, я не думаю, что именно раньше Церковь относилась строже к курению. Кроме приведенного вами примера, можно упомянуть еще, скажем, Нилуса, которому не запрещали курить Оптинские старцы. С другой стороны, можно сказать, что и теперь немало священников, которые крайне резко относятся к курению, и выпускают брошюры с приведенными вами словами о каждении бесам, и проч.

Сам я поначалу думал, что если человек действительно раскаивается в своих грехах и приходит к вере, то он обязательно бросит курить, потому что курение явно встает в противоречие с традицией христианской жизни. Положим, человек в Великий Пост старается бороться со своими страстями, - но при этом не может не курить, причем, ввиду поста, натощак. Поневоле придет мысль, что, может быть, первая страсть, с которой надо бороться, это именно курение.

Однако со временем и, если хотите, с некоторым опытом, я понял, что категоричные суждения всегда страдают однобокостью, и нам лучше не судить людей, потому что каждый из них идет своим путем к Богу.

КУРЕНИЕ