О приходе
Брошюры
Вопросы священнику
Темы ответов по алфавиту
Архив ответов
На вопрос отвечает священник Александр Любимов
Вопрос 575:


    Здравствуйте, меня зовут Алексей, я вам задавал уже вопрос (вопрос 563), многое мне стало ясно, большое вам за это спасибо, я действительно многое извлек из него (и это не просто пустые слова).
    Однако кое-что мне не понятно и родилось еще несколько вопросов.
    Попытаюсь их сформулировать.
    (1) Подскажите, пожалуйста, у Шопенгауэра есть такая мысль: «Вера и знание – две чаши весов, чем тяжелее одна, тем легче другая»!!!! Мои знания в области физики, химии и биологии, не дают мне принять веру в той степени, в которой она преподносится (знамения, мироточения, освящение воды и прочие чудеса). Не спорю, проще всего сказать: «Верю» и бездумно ходить в церковь, молиться, при этом, ДАЖЕ не зная библии и учений Христа. Проще!!! Но разум не позволяет. (1-а) ОДНАКО, учениям Христа (не как сына Бога, а как человека), следовать готов.
    Теперь главные вопросы.
    (2) Церковь взяла на себя НЕЛЕГКИЙ труд преподносить людям учения Христа, я всеми руками за, но только, по-моему, церковь не справляется с этим трудом и искажает учения (может быть и не намеренно) действительно великого человека Христа.
    (3) Меня очень волнует проникновение церкви во все сферы жизни, в том числе в армию. Объясните мне, как церковь, может благословлять НА ВОЙНУ и военных вообще, разве Христос учил УБИВАТЬ людей, пусть даже ради защиты отечества?
    (4) Разве Христос учил сжигать людей за то, что кому-то показалось, что он колдун или ведьма, а ведь возможно среди них были Бруно или Галилей.
    (5) Представьте, что я хочу поставить свечку, креститься, венчаться и т.д., а ведь все это стоит денег, а я допустим нищий, как мне быть? Сомневаюсь, чтобы Христу понравилось, что его учения ПРОДАЮТСЯ, я понимаю, что церкви надо жить, но это ведь ужасно.

    (6) Посмотрите, сколько храмов строится (у нас в городе построили шикарную епархию). А ведь это деньги, которых якобы у церкви мало. А ведь эти деньги можно было направить на благие цели: в детский дом, в больницу, инвалидам. Ведь этому учил Христос: любить людей.
    (7) Может быть священникам стоит снять рясы и пойти, например, помочь бабушке вскопать огород, или инвалиду сделать коляску, не этому ли учил Христос, если это когда-нибудь случится, я первый буду стоять в очереди в церковь.

    (2-а) По-моему, про это же говорил великий русский писатель Толстой (не в иконах и молебнах состоит учение Христа, а чтобы люди любили друг друга), с которым известно как поступила церковь.
    (8). А священство? Христос запретил кого-либо называть учителями и отцами (Мф. XXIII, 8-10).
    (9). А молитва в церквях? Христос учил молиться в уединении, чтобы никто не видел (Мф. VI, 5-13). Последние два вопроса для меня особо важны.
    (2) Выскажите, пожалуйста, ваше мнение, как вы считаете, может быть, церкви стоит признать свои ошибки, что не правильно толковали учение Христа,

    (4) что сжигали людей на костре, что не надо убивать и мучить людей, а надо любить и делать добро.

 
Ответ:


Здравствуйте, Алексей!

(1) На вопросы, поставленные вами, очень трудно ответить по существу. Их очень много, и ответ на некоторые из них требует целого исследования. Например, по проблемам взаимоотношения науки и веры написано и сказано столько, что даже сделать общий обзор этих материалов я бы не взялся. Только у нас в Дубне в течение десяти лет проходила конференция «Наука, Философия, Религия», организаторами которой были Объединенный Институт Ядерных Исследований, Институт Философии Академии Наук и Московская Духовная Академия. В так называемые «застойные» времена, действительно, серьезные материалы на эту тему почти отсутствовали. Однако сейчас всё изменилось - стала доступна мировая философская мысль, появляется много современных исследований, выходят и периодические издания. Например, студенты Московского университета выпускают журнал «Фома». Издаются также книги и учебные пособия, в частности, я могу посоветовать книгу профессора МДА А.И. Осипова «Путь разума в поисках истины». Более того, существует принятый Собором в 2000 году документ: «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви», в котором сформулировано отношение Церкви к основным проблемам современного мира, в том числе и к науке. Доступна стала и святоотеческая литература – книги написанные Святыми Отцами, в которых объяснено всё, что касается смысла христианского учения.

С другой стороны, ваши вопросы очень противоречивы, и, по-видимому, во многом именно вследствие этого они представляются вам неразрешимыми. Это относится и к вашим рассуждениям о науке и вере. Речь в них идет о возможности существования чудес с точки зрения науки. Но чудо – это то, что по определению выходит за рамки существующих законов природы, т.е. за рамки того, что изучает наука. Поэтому научное знание о чудесах ничего говорить не может.

Более того, фундаментальное научное знание часто приводит ученых к пониманию принципиальной ограниченности научного метода, и, следовательно, к необходимости допустить существование неких основ мира, лежащих за пределами научного описания. Т.е. само возникновение и существование мира является с научной точки зрения чудом. Поэтому многие крупные ученые, например, Коперник, Кеплер, Паскаль, Ньютон, Менделеев, Павлов, и многие другие, в том числе и упоминаемый вами Галилей, верили в Бога. М. Ломоносов, например, писал: «Природа (имея в виду изучение природы, т.е. науку) и вера суть две сестры родные, и никогда не могут прийти в распрю между собой».

Мысль эта, как нетрудно заметить, противоположна приведенной вами цитате из Шопенгауэра. Однако если мы углубимся в исследование философских, научных и богословских обоснований существования Бога, то будем иметь дело с бесконечным числом концепций. Изучение их, собственно, и является наукой, – в данном случае философией. Она требует всестороннего и объективного исследования.

Что же касается собственно чудес, то верить в них, или не верить, - это свободный выбор всякого человека, ученый он, или нет.

Однако надо сказать, что недоумение ваше в каком-то смысле справедливо, ибо христианское учение действительно основано совсем не на внешних, поражающих воображение чудесах. Евангелие очень нелицеприятным образом характеризует людей, ищущих чудес: Род лукавый и прелюбодейный знамения ищет (Матф.16:4). Более того, в последние времена (с точки зрения христианского учения, это времена крайней духовной деградации человечества), по словам Евангелия, появится множество обольщенных дьяволом людей, которые дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных (Матф.24:24). Это мы и видим сегодня на примере множества экстрасенсов, ясновидящих, целителей, и пр., которые прельщают людей именно чем-то сверхъестественным и чудесным. А воцарение антихриста произойдёт со всякою силою и знамениями и чудесами ложными (2Фесс.2:9). Поэтому в христианстве существует осторожное отношение к чудесам. Я бы посоветовал вам познакомиться с настоящим учением Церкви о чудесах и знамениях, как его изложили Святые Отцы. Например, на сайте Библиотека православного христианина "Благовещение" есть статья Святителя Игнатия (Брянчанинова) «О чудесах и знамениях».

Однако в Церкви действительно существует понятие о святости и освящении. Но объяснить неверующему человеку, что это такое, очень трудно, или даже совсем невозможно. Сейчас же вы просто сваливаете в одну кучу и мироточения, с которыми, действительно, в наше время бывает связано много предрассудков и заблуждений (см., например, статью в Московских Епархиальных Ведомостях №3-4 за 2005 год статью прот. Бориса Балашова «О церковности чудес»), - и знамения, которых ищет род лукавый и прелюбодейный, и освящение воды. Не имея веры человек, действительно, не можете понять, что такое освящение, святыня, или святая вода.

(1-а) В своём вопросе вы пытаетесь отдельно говорить о вере и об учении Христа. Однако ни к чему, кроме неразрешимых противоречий, эта мысль привести не может. Без веры невозможно понять учение Христа, а тем более ему следовать. Ведь учение Христа, собственно, и состоит в том, что Он есть Бог. Именно в этом заключается смысл Евангелия, и событий, описанных в нем. Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога, и в Меня веруйте, - говорит сам Христос (Иоан.14:1). Именно за то, что Христос говорил о Себе, как о Боге, Его преследовали и распяли (Иоан.10:33; Матф.26:63-66). Вы же пишете, что готовы следовать Его учению не как Бога, а как человека.

Рассуждать произвольным образом о Боге, о Церкви, и об учении Христа, можно лишь до тех пор, пока мы не попробовали следовать этому учению в своей жизни. Так и вы говорите лишь о готовности следовать учению Христа, но не о том, что вы ему реально следуете. Однако если вы в самом деле готовы, то в чем дело?

По-видимому, чего-то не хватает для того, чтобы эту готовность воплотить в жизнь. Более того, если вы внимательно изучите евангельские заповеди, то возьмете свои слова о готовности обратно. Ибо увидите, что даже и при самом горячем желании своими силами выполнить евангельские заповеди вы никак не сможете. Как ветвь не может приносить плода сама собою, - говорит Христос, - если не будет на лозе: так и вы, если не будете во Мне. …без Меня не можете делать ничего (Иоан.15:4,5). Для того чтобы жить в заповедях Христа, нужна вера в Него, и помощь Его Самого! Другими словами, говорить о последовании заповедям Христа возможно только при условии, что Он есть Бог, и мы веруем в Него.

(5) Вы справедливо замечаете многие недостатки в жизни Церкви. Понятно, например, что нельзя торговать благодатью, и назначать цены за совершение крещений, отпеваний, и пр. Это противоречит не только учению, но и традиции Церкви во все времена. Цены эти появились в России, как об этом говорит Святейший Патриарх Алексий, увещевая отказаться от них, в шестидесятых годах XX столетия. Т. е. они совсем не являются традицией Церкви. Ввести их потребовало государство – в рамках компании по борьбе с Церковью. Сейчас этого уже никто не требует, но отказаться от сложившейся системы многие оказались неспособны. Однако, цены ценами, но в чем, собственно, состоит то существенное, что человек может получить в Церкви, с ценами или без цен? – это, чаще всего, никого не интересует. Интересуют только деньги.

(6) То же можно сказать и о строительстве храмов. Я сочувствую вашей мысли о том, что при постройке храмов сегодня надо проявлять разумную скромность. Однако! - понимал бы человек, что происходит в храме, язык бы у него не повернулся сказать, что для этого выбрано слишком дорогое и украшенное помещение. Поэтому наши предки, которые имели веру, и не привязывались в такой степени, как мы, к материальным ценностям этого мира, не смущались красотой и величием дома Божия. Они понимали жизнь как бы наоборот: сами часто жили весьма скромно, а возвеличить и украсить старались то, что ведет человеческую душу к Богу.

Сейчас у нас другой взгляд на мир – мы пытаемся именно себя окружить возможно большим количеством всяческого имущества и роскоши. Львиную долю своих ресурсов человечество тратит на бессмысленные развлечения, курорты, автомобили, некоторые из которых стоят гораздо дороже храма, и пр. Круглые сутки показывают телевизоры, пляшут и поют разряженные артисты на сценах, гремит музыка, идут фильмы, мелькает реклама, крутятся тотализаторы, зазывают шоу мены, и проч. И если вдруг какую-то мизерную толику из этой грандиозной воронки кто-то решает посвятить строительству храма, то мир возмущается: посмотрите, а сколько у нас голодных, инвалидов и пр. При этом мы даже не замечаем, что всего лишь повторяем слова Иуды, пытавшегося оправдать таким образом тот факт, что на самом деле он был вор (Иоан.12:4-6).

То же самое происходит и в области строительства. Мы стремимся построить себе самый большой и роскошный дом, а при возможности и несколько. В строительстве для своей семьи дома не было бы ничего плохого, но посмотрите, как часто эти сооружения совсем не соответствуют нашим реальным потребностям. Нередко больше напоминают они евангельский образ раскрашенных гробов (Матф.23:27): трудно представить, чтобы в этих огромных монстрах жили счастливые добрые люди. А часто в них и вообще никто не живет.

Я согласен с вами, что нечто подобное может происходить и со строительством храмов. Особенно в наше время, нам надо в первую очередь исправлять свое сердце и жить по заповедям Христа. Очень красиво сказал об этом Свт. Иоанн Златоуст еще в IV веке: «Хорошо украшать храмы, но не было ли бы насмешкой украшать жилище Христа золотом и серебром, тогда как Сам Он наг стоит у дверей (в образе нищего – прот. А.)?» (Матф.25:42,43). Поистине, как уже и говорилось, творения Отцов дают нам глубокое понимание вещей.

(7) Однако, исправляя то, что нужно исправить в себе, нельзя выплескивать вместе с водой и ребенка. Разумеется, ближнему надо помогать. Более того, христианство, собственно, и состоит в том, что человек понимает бессмысленность жизни только для себя, и старается обратить свое сердце к любви и помощи людям. Но правильное и действительно плодотворное служение людям человек может осуществлять именно на своем месте, неся свой крест. Было бы не только смешно, но и весьма печально, если бы, например, пожарные сняли каски и оставили дежурство, авиадиспетчеры выключили свои приборы и микрофоны, а матери оставили своих грудных детей, и пошли бы делать добрые дела – помогать бабушкам копать огороды, и проч.

Такие же последствия «добрых дел» мы имели бы и в том случае, если бы священники оставили свое служение, сняли рясы и пошли для приобретения популярности (а вы уже заранее в этом случае выразили готовность встать в очередь в храм) делать добрые дела перед кинокамерами. Подобные жесты, действительно, нередко приносят большую популярность у нас в стране. Но саму страну они приводят к разрухе. Обещание же свое встать в очередь в Церковь вам в этом случае выполнить не удастся, - ибо, откуда возьмутся храмы, если их не строить, и кто будет в них служить, если священники снимут рясы и пойдут копать огород? Да и зачем вставать в эту очередь, не имея веры? Поистине, правильно поставленная пропаганда легко может заставить человека делать то, что он не понимает сам. Но к вере она привести не может.

(8) Институт священства вас смущает так же по причине того, что священник учит вере, и притом учит (или, по крайней мере, должен учить) с любовью, как отец сына. Однако, как еще можно проповедовать веру? И кто должен проповедовать её в первую очередь? Какой бы драгоценной ни была жидкость, она не может сохраняться без сосуда. Так же и вера не может сохраняться без человека, который знает её, хранит и проповедает другим. Как веровать в Того, о Ком не слыхали? как слышать без проповедующего? И как проповедовать, если не будут посланы? – говорит Апостол (Рим.10:14, 15). Может быть, и отсутствие веры у вас как раз и объясняется тем, что, согласно приведенным словам, нет проповедующего. Здесь, действительно, можно предъявить справедливый упрек нам, священникам, но важность самого института священства это только подчеркивает.

Христос Сам дал Своим ученикам – апостолам - благодать священства, и послал их проповедовать веру: Иисус же сказал им вторично: мир вам! как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас. Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся (Иоан.20:21-23). Апостолы, по слову Христа, проповедуя веру по всему миру, через молитву и рукоположение передали это таинство последующим епископам и священникам. Они основывали в разных городах Церкви – т.е. общество верующих в Христа людей: Утверждая души учеников, увещевая пребывать в вере и поучая, что многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие. Рукоположив же им пресвитеров к каждой церкви, они помолились с постом и предали их Господу, в Которого уверовали (Деян.14:21-23). По сей причине напоминаю тебе возгревать дар Божий, который в тебе через мое рукоположение, - говорит апостол Павел в своем послании к Тимофею (2Тим.1:6).

Отцом Евангелие запрещает называть кого-либо, имея в виду отца, - автора и создателя веры. В этом смысле мы говорим, например: «отец теории эволюции» или «отец водородной бомбы», и хотим указать на людей, которые создали те или иные теории, концепции, или, например, организовали политическую партию.. Но о христианской вере так сказать нельзя, ибо она никем не изобретена, а открыта нам самим Богом. В разделениях и спорах, которые затевали «учителя», придумывающие свое понимание веры, упрекает уже первых христиан апостол Павел, и запрещает им говорить: "я Павлов"; "я Аполлосов"; "я Кифин"; "а я Христов" (1Кор.1:12).

Называть же духовным отцом и наставником человека, который проповедал нам веру, - не придуманную им, но открытую в Евангелии, - с самого начала было принято в Церкви. Поминайте наставников ваших, которые проповедовали вам слово Божие, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их, - говорит тот же апостол (Евр.13:7). Ибо, хотя у вас тысячи наставников во Христе, но не много отцов; я родил вас во Христе Иисусе благовествованием, - говорит он о себе в другом месте (1Кор.4:15).

(9) Вы правильно указываете на то, что Христос, предостерегая от молитвы напоказ, указал на личную молитву в уединении. Но Он благословил также и общую молитву в единстве духа: ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них (Матф.18:20). В другом месте (кстати говоря, протестуя против торговли в храме), Он говорит: написано, - дом Мой домом молитвы наречется; (Матф.21:13). И ближайшие ученики Христа, апостолы, основали на земле именно Церковь. Церковь - это Господь, который живет в людях верующих в Него, и дает им единство Духа. Общая молитва с самого начала объединяла христиан в Церкви. Например, в книге Деяний мы читаем: Итак, Петра стерегли в темнице, между тем церковь прилежно молилась о нем Богу (Деян.12:5).

(4) Такие вещи, как крестовые походы, или сжигание ведьм, действительно, стали синонимами фанатизма, демагогии, или глупости. Сжигать людей на костре Христос, конечно, не учил, и учения Церкви такого нет. Смущение же ваше вызвано хорошо поставленной, как сейчас говорят, пиар компанией. Как уже говорилось, она может заставить человека верить во что угодно. Но на самом деле Православная Церковь никогда ведьм не сжигала. Это печальные страницы из истории католицизма, - т.е. как раз той организации, которая отделилась от Православной Церкви. Более того, даже и Католическая Церковь, сколько мне известно, в соответствии с вашими рекомендациями, такие свои действия осудила, а за крестовые походы, спустя несколько сотен лет, даже приносила извинение пострадавшим.

Нередко, к сожалению, и у нас возрождение Церкви пытаются понять в духе крестовых походов. В этом смысле ваши опасения относительно «проникновения» Церкви во все сферы жизни – от преподавания закона Божьего в школе, до окормления армии, - весьма справедливы, и я их полностью разделяю. То, что искусственного навязывается с помощью, как сейчас говорят, административного ресурса, не может быть Евангелием. Такая «проповедь» лишь отобьет всякий интерес к христианству у всех – от школьников до военных. Однако на самом деле служение Церкви имеет совсем другой смысл. И если говорить именно об её истинном духовном служении, то кроме блага оно никому ничего принести не может.

(3) Вера может дать смысл и воинской службе, если служба эта понимается в соответствии с христианской традицией. В реальной жизни не существует столь упрощенных подходов к войне, как это прозвучало в вашем вопросе: не будем воевать и убивать, потому что Христос убивать не учил. Хотим мы того или нет, но войны, не переставая, идут от самого начала человеческой истории и до сегодняшнего дня. Войны эти часто бывают направлены на полное духовное и физическое порабощение и уничтожение народов. Поэтому те народы, которые хотели жить на земле, могли добиться этого только с оружием в руках. То же самое и с защитой человека внутри страны – когда ослабевает власть, насилия и убийства умножаются многократно.

Внутренние законы, по которым живет падший мир, отменить или изменить невозможно. Если говорить, например, о новейшей истории России, то откажись мы воевать, - попали бы под геноцид фашисткой Германии, или в рабы к ваххабитам, или стали сырьевым придатком Запада, экономическое процветание которого тоже опирается на военную мощь. Т.е. в любом случае обязательно сохранилась бы вооруженная власть. Только нас уже не было бы.

Более того, именно благодаря институту власти человек располагает возможностью жизни в относительной безопасности. Он может иметь семью, воспитывать детей, и даже заниматься науками и искусством. Поэтому Церковь всегда признает законную власть, и даже говорит, что всякая власть (т.е. сам институт власти) – от Бога (Рим.13:1). Ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч, - говорит Апостол (Рим.13:4). Мысль о том, что всякая власть дается Богом, подтвердил сам Христос на допросе у Пилата. Мне ли не отвечаешь? - спрашивал Его Пилат, - не знаешь ли, что я имею власть распять Тебя и власть имею отпустить Тебя? Иисус отвечал: ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше (Иоан.19:10,11).

Однако, уже в Ветхом Завете, Господь дает Заповедь: «не убей». Но относилась она к убийству ближнего в быту, в ссоре, с целью грабежа, и пр. Заповедь эта не могла относиться к казни преступников, ибо тот же Ветхий Завет предписывал казнить нарушающих Закон. Например, 20 глава книги Левит предписывает предавать смерти колдунов, чародеев, кровосмесителей и впавших в другие извращения: Если кто ляжет с мужчиною, как с женщиною, то оба они сделали мерзость: да будут преданы смерти, кровь их на них (ст. 13).

К защите народа от внешних врагов заповедь «не убей» тоже не относилась. Более того, в Ветхом Завете мы находим прямые указания израильтянам от лица Бога - истребить не только воинов, но и весь народ противников Израиля: Так говорит Господь Саваоф: ... иди и порази Амалика, и истреби все, что у него; и не давай пощады ему, но предай смерти от мужа до жены, от отрока до грудного младенца, от вола до овцы, от верблюда до осла (1Цар.15:2,3). Библия описывает историю без прикрас, такой, какая она была на самом деле. Мысль о том, что можно не воевать, а просто из «гуманитарных соображений» отдать свой народ для уничтожения, насилия, развращения, или рабства, ветхозаветному человеку не приходила в голову.

Однако, уже в Ветхом Завете убийство на войне, хотя признавалось необходимостью, и даже долгом, понималось как нечто все же оскверняющее человеческую совесть. Например, Давиду Господь запретил строить Храм, потому что он слишком много воевал и пролил много крови: И сказал Давид Соломону: сын мой! у меня было на сердце построить дом во имя Господа, Бога моего, но было ко мне слово Господне, и сказано: "ты пролил много крови и вел большие войны; ты не должен строить дома имени Моему, потому что пролил много крови на землю пред лицем Моим. Вот, у тебя родится сын: он будет человек мирный; Я дам ему покой от всех врагов его кругом: посему имя ему будет Соломон. И мир и покой дам Израилю во дни его. Он построит дом имени Моему (1Пар.22:7-10).

Вообще, уже Ветхий Завет говорит, что Господь познается человеческой душой не в буре, разрушающей горы и сокрушающей камни, не в землетрясении и не в огне, а в гласе хлада тонка (в веянии тихого ветра, как это переведено со славянского языка - 3Цар.19:12). Другими словами, не в страстях, бурных событиях и сражениях, а в тишине душевного мира. Однако говорит об этом Ветхий Завет лишь прикровенно, в образах, которые стали понятны и наполнились смыслом только в Новом Завете.

Новый Завет открывается проповедью Иоанна Предтечи, который крещением покаяния готовит путь для Христа (Матф.3:3). Он не осудил воинов, которые пришли креститься у него, и не требовал от них оставить воинскую службу: Спрашивали его также и воины: а нам что делать? И сказал им: никого не обижайте, не клевещите, и довольствуйтесь своим жалованьем (Лук.3:14). Т.е. предложил им отвергнуть личные грехи - злобу, ложь, жадность, тщеславие, и др., - тогда и свой воинский долг они смогут выполнить достойно, и не согрешить перед Богом.

Христос в Евангелии дал своим ученикам заповедь новую (Иоан.13:34), которая безмерно выше ветхозаветных предписаний и запретов. Ибо, говорю вам, если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное (Матф.5:20). Вместо грубого внешнего запрета: не убей, Он осудил саму злобу, которая гнездится в наших сердцах (Матф.5:22). Он вообще запретил противиться злому, а в случае, если кто ударит тебя в правую щеку, предписал обратить к нему и другую (Матф.5:39). Но Христос, не противореча Ветхому Завету, так же как и Иоанн Предтеча, имеет в виду именно личные злобы и обиды, которые являются порождениями человеческих страстей и первопричиной всех зол этого мира. Праведный же гнев на действительное проявление зла Он не осуждает. Евангелие рассказывает нам, как Он сам, с бичом в руках, изгонял торговцев из Храма, - и опрокинул столы меновщиков и скамьи продающих голубей (Матф.21:12). Так же и на фарисеев, как говорит Евангелие, Он смотрел с гневом (Мар.3:5).

Христос не дает нам такой фантастической заповеди: спокойно наблюдать, как убивают наших престарелых родителей, насилуют жен и дочерей, забирают детей, чтобы вырезать у них органы на пересадку, и пр. Но каждому человеку, в том числе и князю, и воину, Он открывает путь покаяния, веры, и служения Богу и ближнему на своем месте и в своем чине. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих, - говорит Евангелие (Иоан.15:13). Эти слова можно прямо отнести к воинам, защищающим свой народ от врага. «Не позволительно убивать. – Говорит Афанасий Великий. – Но убивать врагов в сражении и законно и похвалы достойно».

Однако, убийство, даже и на войне, может осквернять человеческую душу. Если Ветхий Завет только упоминает о таком осквернении в случае с Давидом, то в Новом Завете открывается его внутренний духовный смысл: осквернение состоит в том, что сердце человека может быть подвержено злобе и другим страстям - и именно это оскверняет человека (Матф.15:18,19).

Василий Великий в тринадцатом каноническом правиле говорит: «Убиение на войне отцы наши (имея в виду ранее приведенные слова Афанасия Великого) не вменяли в убийство, извиняя, как я думаю, защитников целомудрия и благочестия. Но, может быть, добро было бы посоветовать, чтобы они, как имеющие нечистые руки, три года удержались от приобщения Святых Таин». В этом правиле звучит новая мысль. Ветхий Завет дает только предписания: так делай, а это запрещено. Поэтому и возникают внешние противоречия: убийство, с одной стороны, запрещено, а с другой стороны разрешено, и даже является подвигом. Но Новый Завет говорит о внутреннем смысле каждого человеческого поступка, и этим объясняет кажущиеся внешние противоречия. Смысл поступка состоит в том, из какого сердца человек его делает. И в этом смысле даже праведные поступки, в том числе и защита ближнего, может осквернять человеческую душу, потому что сердце наше при этом может быть подвержено злобе, и другим страстям.

Поэтому христианское учение говорит не о внешних запретах, а обращает внимание на внутренний, духовный смысл вещей. В данном случае оказывается, что хотя сама по себе защита Родины с оружием в руках, как говорит святитель Афанасий, «и законна, и похвалы достойна», Василий Великий все-таки советует воинам внимательно испытывать свою душу в таинстве исповеди, и может быть три года не приступать к Причастию. Он не противоречит святителю Афанасию, но добавляет совет, который может принести душе большую пользу: «…у сего святого Отца было намерение – скверны (души), соединяемые иногда и с благими делами, очищать», - говорит один из древних толкователей этого правила (Алфавитная Синтагма М. Властаря).

Для христианина, желающего очистить свою совесть и спасти душу, принципиальное значение приобретает не столько само то, что он делает, сколько то, с каким сердцем он это делает, и какую цель хочет достигнуть своими делами. Можно делать и добрые дела, - но, например, из тщеславия или желания произвести впечатление на людей – и такие «добрые» дела Евангелие понимает как суетные и бесплодные (Матф.6:1-4). А можно поступать и с гневом, применяя даже и силу, как мы видели на примере самого Христа, выгоняющего торговцев из Храма, - но в чистом сердце творить при этом добро.

Но мы знаем: ни один человек не чист от страстей. Если говорим, что не имеем греха, - обманываем самих себя, и истины нет в нас, - говорит Иоанн Богослов (1Иоан.1:8). Кто может быть уверенным, что война не смутит и не захлестнет страстями его сердце? Поэтому канонические правила Церкви и предлагают воинам каяться в своих грехах и беречь свою душу. Пока вера и традиция Церкви лежали в основании жизни человека, он мог и на войне исполнить свой долг, и сохранить свою душу в чистоте. Сегодня же война все чаще наносит тяжелые душевные травмы тем, кто участвует в боевых действиях.

Действуя по своим страстям, человек может этого совсем не замечать, а в наше время часто даже и не подозревает, что можно действовать как-то по-другому. Но последствия всегда свидетельствуют о том, чем он руководствуется в глубине своего сердца. В военном деле одним из таких свидетельств является также отношение военных к мирным жителям, на которое указывал Иоанн Предтеча. Например, в войне с Наполеоном в 1812 году русские войска освободили всю Европу и вошли в Париж, - и при этом история не знает ни одного случая мародерства. Даже долги в парижских кафе все отдали, когда армия уходила из города. Совсем другую картину представляла собой, например, французская армия, которая не только мародерствовала, но и оскверняла христианские храмы. К сожалению, и современная российская армия во многом не выдерживает сравнения со своими православными предшественниками. Посмотрите, например, на десантников, которые отмечают день ВДВ, а мирные жители своей же собственной страны (!) боятся при этом выйти на улицу. Однако и в наше время путь веры и искреннего служения Богу и людям открыт перед всеми, и каждый человек может найти внутренний смысл для своей жизни, и для служения, к которому лежит его сердце.

Пока человек хочет иметь в этом мире семью, имущество, заниматься материальным производством, наукой или искусством, в конце концов, просто безопасно отдыхать – то всё это необходимо защищать. Но Христос дает верующим в Него свободу выбрать и путь прямого уклонения от зла, в котором лежит мир. Всякий, кто имеет призвание к совершенству, может этой свободой воспользоваться (Матф.19:21).

В этом случае человек может отвергнуться не только от воинского звания, но и вообще от всего, что есть в мире, и от самого себя (Матф.16:24,25), чтобы в совершенстве выполнить евангельскую заповедь о любви к Богу и ближнему. Поэтому история знает многих воинов, которые оставляли воинскую службу и становились иноками. Например, святой равноапостольный Мефодий, составивший вместе со своим братом Константином (в схиме Кириллом) азбуку, и переведший на славянский язык Священное Писание и Богослужебные тексты, в молодости служил, как и его отец, в военном звании, и впоследствии десять лет был воеводой в одном и славянских княжеств. Но затем он оставил военную службу и ушел в монастырь.

(2) Многие недоумения, возникающие у вас, происходят потому, что вы, очевидно, неправильно понимаете природу Церкви. Церковь - это не общественно-политическая организация, которая может менять своё учение в зависимости от политической обстановки, и в члены которой, например, можно кого-то принять, а кого-то из неё исключить. Церковь - это духовное единство верующих во Христа людей. Главой Церкви является сам Христос, а единство в Духе является критерием для определения истин веры. Любой человек может ошибаться, но в полноте своего соборного разума именно Церковь является хранительницей веры – столпом и утверждением истины (1Тим.3:15).

Священное Писание создано Церковью, и странно было бы говорить, что Церковь его неправильно понимает, или что кто-то со стороны понимает его более правильно. Представьте, что я вел дневник, записывая туда некоторые события и факты из своей жизни. Хотя записывал я далеко не все, но когда я читаю свой дневник, он для меня понятен, и я могу восстановить в памяти не только главные события, но даже и даже мелкие детали, которые никто посторонний не знает. И вот вдруг кто-то со стороны говорит, что дневник свой я понимаю неправильно, и в жизни все происходило не так.

(2-а) Так обстояло дело и с Львом Толстым. Противоестественное соединение Церкви с государством, которое существовало с Петра Первого до Революции, придало его отлучению некоторый административный и политический смысл. Но по существу оно означало лишь духовное свидетельство о том, что учение Толстого ничего общего с учением Церкви не имеет. Это имело смысл для тех людей, которые по простоте или невежеству могли принимать его идеи за правильные, и даже распространяемые от лица Церкви.

Так и сегодня многие не ориентирующиеся в вопросах веры граждане попадают в секты, долгое время не подозревая, что делают что-то противное Церкви и её учению. Если бы, например, «свидетели Иеговы», обходя квартиры, в начале своей проповеди сообщали, что они не верят в Христа и отлучены от Церкви, то в большинстве случаев их бы просто прогоняли.

За всеми недоумениями в заданных вами вопросах стоит, очевидно, одна проблема: отсутствие веры. Без веры невозможно преодолеть противоречия земной жизни, невозможно понять и смысл Евангелия, а тем более жить по учению Христа. Другими словами, невозможно к чему-то придти и успокоить свою душу. Как написано у пророка: Вот, душа надменная не успокоится, а праведный своею верою жив будет (Авв.2:4). Поэтому мне остается только пожелать вам найти веру, о которой говорит Евангелие: Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся (Матф.5:6).

АНАФЕМА, БЛАГОДАТЬ - Священства, БОГ - Существование, БОГОСЛУЖЕНИЕ - Посещение службы, ВЕДЬМЫ - Охота на ведьм, ВЕРА - И неверие, ВЛАСТЬ, ВОЙНА, ДОБРО - Настоящее и ложное, ЗАПОВЕДЬ(И) - Последование заповедям, КАТОЛИЦИЗМ - Крестовые походы, инквизиция, НАСИЛИЕ - Как защита государства и ближнего, НАУКА - И вера, СВЯЩЕНСТВО, ТОЛСТОЙ - Отлучение, УБИЙСТВО - На войне, ХРАМ - Строительство и реставрация, ЧУДЕСА, БИБЛИЯ - Ветхий Завет - Заповедь не убий в Ветхом Завете, ДЕНЬГИ И ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЬНЫЕ БЛАГА - Цены в церкви, ЦЕРКОВЬ - Как хранительница истины, ЦЕРКОВЬ - И Священное Писание