О приходе
Брошюры
Вопросы священнику
Темы ответов по алфавиту
Архив ответов
На вопрос отвечает священник Александр Любимов
Вопрос 226:


    …Что касается общения здоровых (пока еще) людей с безнадежно больными (см. вопрос 213), заброшенными, умалишенными, то, в большинстве своем, это ни к чему, как мне кажется, не вдохновляет первых, и переоценки ценностей не происходит. И даже впечатлительный человек, посетив больницу, вряд ли перестанет ходить на мюзиклы, а постарается поскорее забыть увиденное. Впрочем, это мое частное мнение, основанное на опыте работы с психически больными и их родственниками. Еще раз простите за навязчивость. Да хранит вас Господь.

    С уважением Денис.
    P.S. Если есть в этом необходимость, готов оказать посильную (психотерапевтическую) помощь прихожанам вашего храма. В своем служении, вы, наверное, нередко сталкиваетесь не только с духовными проблемами, но и невротическим, а то и психическим расстройством, когда необходима помощь не только священника, но и врача. (Во всяком случае, игумен Евмений в своей замечательной книге "Пастырская помощь душевнобольным" подчеркивает наибольшую эффективность именно такого тандема).

 
Ответ:


... Вы пишете, что человек, видя страдание близких и саму смерть, всего лишь постарается забыть увиденное. Переоценки ценностей не происходит. Это ваш опыт врача, и с медицинской точки зрения такое положение дел, очевидно, не вызывает большого беспокойства. Вот если бы родственники, наоборот, начали всей душой сопереживать умирающим, и впадать от этого в депрессию, то потребовалось бы лечение. Помощь психолога, по-видимому, и должна состоять в том, чтобы отвлечь мысль человека от его неразрешимых проблем. Например, посоветовать сходить на тот же самый мюзикл. Другого выхода, если говорить о естественной психологии, не существует: раз проблема неразрешима (а болезнь и смерть близких как раз относится к тем событиям, в которых мы не можем ничего исправить), то никак нельзя «зацикливаться» на ней, чтобы не сойти с ума.

Священник же имеет своей целью спасение души. Это то, что выходит за рамки естественной психологии, и разрешает именно неразрешимые, с научной точки зрения, противоречия. Это совсем другой путь. Начинается он с покаяния, т.е. реального понимания своего состояния. На это и здоровый человек бывает способен редко, а для душевно больного здравое понимание себя и своих грехов обычно бывает невозможно совсем. Более того, для него осознание своих грехов может являться возвращением именно к тем неразрешимым проблемам, которые вызвали его болезнь. Это может нести для больного человека значительную опасность. Если верующего человека осознание своих грехов может вести к теплому покаянию и утешению, то не имеющего веры, а тем более, душевнобольного, - лишь к депрессии и тоске.

Отсутствие веры и грехи мучают каждого потомка падшего Адама. Иногда некоторому унынию бывают подвержены даже верующие люди. Но уныние – это временное состояние, которое человек, не потерявший способность верить, может преодолевать, а иногда даже и просто перетерпеть, уповая на милосердие Божие. Депрессия же у неверующих людей, это уже душевная патология, которая в том и состоит, что человек не может правильно понять причины своего страдания, и, соответственно, не может ничего исправить. Т.е. само наличие душевных патологий, как правило, указывает именно на то, что возможность верить для человека пресеклась. Действует же в болезнях, как сказал апостол Павел, пакостник плоти, ангел сатанин (2Кор.12:7). В душевных болезнях его влияние может принимать разные формы, но на самом деле дьявол преследует одну цель – отвратить человека от Бога. Поэтому путь к вере для душевно больного человека бывает намного труднее, чем для здорового, а иногда и просто оказывается наглухо закрыт. В последнем случае ему необходимо обращаться к врачу.

К врачу человек приходит уже не за верой, и не за спасением души, а за облегчением. Некоторое облегчение он обычно и получает. Однако медицинские методы при этом, конечно, не исцеляют душу, и не могут решить духовные проблемы человека по существу. Поэтому профессиональная деятельность иногда может угнетать самого врача, и мешать ему самому принять благодать веры. Я решил написать вам об этом, потому что в вашем последнем вопросе, как мне показалось, промелькнули нотки как бы усталости, и отсутствия надежды. Ведь врач всё время работает с теми, кто настоящее спасение найти не в состоянии, - и именно специфическим подходам к такой психологии человека его учат в институте, и потом требуют во врачебной практике. Поэтому у него самого может возникнуть ощущение, что люди, действительно, делятся лишь на безнадежно больных, и пока еще здоровых, как написали вы в своём вопросе. Перед врачом стоит непростая задача: помогать человеку, не имеющему веры, - но самому веру не терять, и стоять как бы выше тех методов, которыми он по необходимости должен пользоваться в своей работе.

Я искренне благодарен вам за ваши вопросы, и за предложение помощи. Однако в своём практическом служении (как это и следует из сказанного выше) я стараюсь разделять сферу деятельности священника и врача. Священник не может вмешиваться в сферу деятельности врача, - так же как и врач не может подменять собой священника и Церковь. Надо учитывать также и то, что в храм приходят самые разные люди. У каждого свой подход к проблемам здоровья, свои представления о медицине и болезнях, и свои возможности. Поэтому каждый ищет врача по себе, и я вмешиваться в этот процесс не дерзаю.

Надо также иметь в виду, что в некоторых случаях тот факт, что человек болеет, еще не означает, что душа его гибнет. Иногда дьявол лишь внешне мешает ему жить, но душа может оставаться чистой и верующей. Здесь – суды Божии, которые имеют мало общего с тем, к чему мы привыкли стремиться в своей земной жизни. Иногда именно через то, что в медицине понимается как болезнь, Господь спасает душу человека.

Еще раз благодарю вас за внимание к нашему сайту. Да поможет вам Господь во всём!

БОЛЕЗНЬ(И) - Душевная, ВЕРА - Привести к вере, ДЕПРЕССИЯ, ПСИХОЛОГИЯ И ВЕРА